Точка зрения "НАС НЕВОЗМОЖНО ЗАПУГАТЬ ВОЕННЫМИ УГРОЗАМИ

Тема в разделе "Арцах", создана пользователем Wisso, 17 май 2008.

  1. Wisso

    Wisso

    Регистрация:
    23 мар 2008
    Сообщения:
    95
    Симпатии:
    0
    ТОЧКА ЗРЕНИЯ

    Конфликтующие стороны и посредники ,в первую
    очередь, должны обращаться к правовой папке проблемы,
    в которой они должны обнаружить как фундаментальные документы
    международного права, так и "относящиеся к конкретному делу"
    международно признанные (и тем более - действующие) правовые документы.



    Александр МАНАСЯН,
    профессор




    СОВРЕМЕННАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ ПРАКТИКА УРЕГУЛИРОВАНИЯ ЭТНОПОЛИТИЧЕСКИХ КОНФЛИКТОВ
    Рубен ЗАРГАРЯН
    кандидат исторических наук


    Несмотря на то что в мире все еще существует двойной стандарт в подходе к урегулированию этнополитических конфликтов, международная практика последнего времени свидетельствует о том, что уже формируются определенные принципы разрешения конфликтов. Это, в первую очередь, проведение референдума о независимости.



    Референдум о независимости

    10 декабря 1991г. в Нагорно-Карабахской Республике был проведен референдум о независимости. Общее число зарегистрированных голосующих составило 132 328 человек. 108.736 человек приняли участие в голосовании, что составило 82.2 процента от общего числа голосов.

    Голосующим был задан вопрос: «Согласны ли Вы, чтобы провозглашенная Нагорно-Карабахская Республика была независимым государством, самостоятельно определяющим формы сотрудничества с другими государствами и сообществами?»

    108.615 человек, или 99,9 процентов от общего количества голосов ответили «Да», а 24 человека, или 0,002 процента ответили «Нет».

    Таким образом, абсолютное большинство населения Нагорного Карабаха высказалось за независимость республики.

    На референдуме присутствовал ряд независимых наблюдателей, которые следили за проведением референдума на всех 30 избирательных участках республики и обнародовали по итогам Акт о референдуме.
    http://www.karabakh-open.com/src/index. ... 5&nid=8557
     
  2. Wisso

    Wisso

    Регистрация:
    23 мар 2008
    Сообщения:
    95
    Симпатии:
    0
    Рефере́ндум (от лат. referendum — то, что должно быть сообщено) или плебисцит — в государственном праве принятие избирательным корпусом решения по конституционным, законодательным или иным внутри- и внешнеполитическим вопросам (ПЛЕБИСЦИТ (лат. plebiscitum, от plebs - простой народ и scitum - решение, постановление) - опрос граждан, как правило, с целью определения судьбы соответствующей территории. В некоторых странах (напр., во Франции) считается синонимом референдума.).

    Условия проведения референдума и его процедура регулируются конституциями и законодательством соответствующих стран.

    В зависимости от предмета, способа проведения и сферы применения различают: референдум конституционный (на всенародное голосование выносится проект конституции или конституционные поправки) и законодательный (предмет референдума — проект закона), обязательный референдум или факультативный.


    Референдум — один из элементов так называемой непосредственной демократии.

    Референдум — это один из способов участия общественности в принятии решений, важных для государства и для каждого отдельного гражданина. Принятое человеком решение влияет на результат процедуры и должно быть подкреплено осведомленностью (информированностью) по данному вопросу.
     
  3. Wisso

    Wisso

    Регистрация:
    23 мар 2008
    Сообщения:
    95
    Симпатии:
    0
    МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРИЗНАНИЕ СТАТУСА КАРАБАХА КАК СПОРНОЙ ТЕРРИТОРИИ
    Ю.Барсегов
    юрист-международник, профессор


    КАК ВОЗНИК СПОР ИЗ-ЗА КАРАБАХА

    Возникновение карабахского вопроса как вопроса о самоопределении и воссоединении со своим народом в рамках единого армянского государства с целью освобождения от чуженационального ига и постоянной угрозы физического уничтожения восходит ко времени распада Российской империи и образования национальных государств в Закавказье.
    Азербайджан родился с претензиями на границы государства, которое простиралось бы от Каспийского до Черного морей. Слова бравурного марша "Бир, ики, Кавказ бизимти" ("Раз, два, Кавказ наш") не были лишены реального смысла.
    Одним из объектов территориальных претензий Азербайджана был Карабах. Территория Карабаха на протяжении многих веков входила в состав армянского государства в качестве одной из его областей, а после разрушения армянского царства эта территория в течение нескольких веков была под властью персидского шаха, управляясь полузависимыми армянскими меликами. По Гюлистанскому мирному договору 1813г., впоследствии замененному Туркменчайским договором 1828г., Карабахское ханство перешло под власть России. Армянская республика, отстаивая территориальную целостность своего народа, естественно, опиралась на то, что армяне, составляющие 95 процентов населения Нагорного Карабаха, добивались воссоединения в рамках своего национального государства на основе неотъемлемого права народов на свободное самоопределение.
    Поскольку азербайджанское государство возникло в 1918г., у него не было своего первичного международно-правового титула. То, что представлялось и до сих пор представляется как государственная территория Азербайджана, было не чем иным как провинцией сперва персидского, а потом российского государства, и притом ни персидские ханства, ни российские губернии не строились по принципу национальности. Даже в Елизаветпольской губернии, образованной в 1866г. из бывших персидских ханств – Гянджинского, Карабахского и Шекинского и еще двух магалов, азербайджанцы составляли только половину населения – 55,96 процента, а армяне – 35,43 процента. Некорректность ссылки на границы бывших российских провинций подтверждается и тем, что сам Азербайджан заявлял претензии на все губернии Закавказья, в том числе Тифлисскую и Эриваньскую, включавшую территории, которые официально были присоединены к России в качестве части Армении и имели в России государственно-правовой статус "Армянской области".
    Заявляя претензии на Карабах, Азербайджанская республика никогда не была в состоянии подчинить Карабах своей власти даже с помощью регулярной турецкой армии. Поэтому, за неимением других оснований, Азербайджан в подтверждение своего права на Карабах ссылался на факт временного назначения командовавшим вооруженными силами Великобритании в Баку генералом Томсоном азербайджанца Султанова в качестве генерал-губернатора Карабаха, сознательно замалчивая, что британская миссия всегда, в том числе и в официальном сообщении о назначении генерал-губернатора, подчеркивала, что оно носит временный характер и ни в коем случае не может предрешать судьбу спорной территории. Британская миссия, - говорилось в сообщении, - считает нужным еще раз подтвердить, что принадлежность указанных областей той или иной единице должна быть решена на мирной конференции".
    Назначение Султанова даже с указанными разъяснениями не признали ни население Карабаха, ни армянское государство, которое всегда считало эту область "неотъемлемой частью Армении". Непреклонная воля армянского населения Карабаха неоднократно подтверждалась в решениях его представительного органа, восемь Съездов депутатов армянского населения Карабаха в прямой форме отвергли территориальные домогательства Азербайджана, подтверждая каждый раз, что эта область является составной и неотъемлемой частью Армении.
    Только один, 7-й Съезд, согласился в качестве временной меры на признание административной власти генерал-губернатора. Окончательная судьба этой области должна была решаться мирной конференцией, что прямо следует из текста Временного соглашения армян Нагорного Карабаха с азербайджанским правительством:
    "Параграф 1. Настоящее временное соглашение принимается сторонами до решения этого вопроса на мирной конференции, каковое решение обязательно одинаково для обеих сторон…"
    Особо следует указать на принципиально важное обстоятельство, которое азербайджанская сторона хотела бы обойти и придать забвению, а именно – на международно-правовой, договорный характер отношений "армян Нагорного Карабаха с Азербайджанским правительством" и на то, что в силу этого международного по характеру соглашения между представительным органом населения Карабаха и правительством Азербайджана обе стороны согласились признать будущее решение мирной конференции.
    Временное соглашение это потеряло смысл не только ввиду его фактического нарушения мусаватистским Азербайджаном, но и ввиду того, что 28 апреля 1920г. в Баку была установлена советская власть, на следующий же день предъявившая Армении ультимативное требование. Поэтому 9-й Съезд депутатов армянского населения Нагорного Карабаха, созванный 23-29 апреля 1920г., принял решение:
    "1. Считать соглашение, заключенное от имени 7-го Съезда Карабаха с Азербайджанским правительством, нарушенным последним, ввиду организованного нападения азербайджанских войск на мирное армянское население Карабаха, истребления населения в Шуше и в деревнях.
    2. Объявить о присоединении Нагорного Карабаха к Республике Армении как неотъемлемой части".

    Бесспорные факты однозначно подтверждают, что население Карабаха власти азербайджанского государства не признавало. Его стремление к свободному самоопределению и воля к воссоединению в границах армянского государства были выражены в самоотверженной национально-освободительной борьбе и юридически подтверждены в однозначных решениях его представительных органов.
     
  4. Wisso

    Wisso

    Регистрация:
    23 мар 2008
    Сообщения:
    95
    Симпатии:
    0
    ПРИЗНАНИЕ СТАТУСА КАРАБАХА КАК СПОРНОЙ ТЕРРИТОРИИ И ВОПРОС ОБ

    УРЕГУЛИРОВАНИИ НА ПАРИЖСКОЙ МИРНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ И В ЛИГЕ НАЦИЙ

    Наряду с аспектом самоопределения населения этой армянской области карабахский вопрос имел и другое, межгосударственное измерение как территориальный спор между двумя соседними государствами – Азербайджанской и Армянской республиками. Международно-правовой характер этого спора был очевиден. В нем присутствовали как предмет спора (юридическая принадлежность области), так и субъективное намерение сторон считать его таковым. Имеется большое число документов, подтверждающих, что наличие территориального спора и необходимость его урегулирования мирными средствами были признаны как его непосредственными участниками – Азербайджаном и Арменией – так и международным сообществом государств в лице международных организаций и конференций, Верховного Совета Главных союзных держав, Парижской мирной конференции и Лиги Наций.
    Стремясь к консолидации государств Закавказья перед угрозой большевизма, западные державы ориентировали их на урегулирование своих споров мирными средствами по взаимному согласию, оставляя при этом возможность вмешательства в спор за мирной конференцией как крайнюю меру.
    23 ноября 1919г. по настоянию представителя Главных союзных держав полковника Ри, замещавшего их Верховного комиссара полковника Хаскеля, Армения и Азербайджан в лице премьер-министров подписали соглашение относительно мирного урегулирвоания своих споров. На подписании присутствовали полковник Ри и министр иностранных дел Грузии Гегечкори.
    Стороны согласились прекратить военные действия и не возобновлять их в дальнейшем. Все споры, в том числе и территориальные, подлежали урегулированию мирными средствами – путем соглашения, а в случае невозможности – арбитражем нейтральной стороны, которой мог бы быть Верховный комиссар, представлявший союзные державы. Предполагался созыв специальной армяно-азербайджанской конференции, но стороны могли урегулировать все входившие в круг ее ведения вопросы, бывшие причиной разногласий и споров, также путем непосредственных переговоров. Соглашение это вступало в силу со дня его подписания.
    В политическом меморандуме, адресованном Парижской мирной конференции в сентябре 1919г. (с. 43-44), делегация Азербайджанской республики выражала надежду, что международная организация со столь высокой моралью и чувством справедливости, каковой является Лига Наций, поможет реализовать давнее стремление народов Закавказья к установлению конфедерации республик этого края и что она скажет свое веское слово относительно их территориальных споров в случае, если они не будут урегулированы ими самими.
    Придавая мирному урегулированию территориального спора между Арменией и Азербайджаном большое значение, Парижская мирная конференция продолжала держать этот вопрос в поле зрения. Она неоднократно возвращалась к его рассмотрению в связи с общим территориальным урегулированием в рамках мирного договора с Турцией. Спорный статус Карабаха неоднократно подтверждался и в связи с вопросом о международном признании Армении и Азербайджана и их приеме в Лигу Наций – предшественницу нынешней Организации Объединенных Наций.
    Вопрос об армяно-азербайджанской границе рассматривался 10 января 1920г. на заседании Совета Министров иностранных дел Главных союзных и объединившихся держав в Париже в связи с вопроом о признании Азербайджана и Грузии де-факто. Возник вопрос: как признание этих республик отразится на вопросе об их границах с Арменией?
    Французский министр иностранных дел Бертело, отметив, что он уже имел возможность обсудить вопрос о признании с английским министром иностранных дел Керзоном в Лондоне и доложить об этом Клемансо, сообщил точку зрения последнего: Клемансо согласен предоставить признание де-факто "при условии", что признание Азербайджана "ни в коей мере не нанесет ущерба будущим границам Армении". Лорд Керзон также согласился с этой оговоркой. Министр иностранных дел Сциала также заявил, что "склонен предоставить признание де-факто с тем же условием". Поскольку японский и американский представители хотели запросить инструкции своих правительств, было принято предварительное решение о совместном признании этих республик на указанном условии.
    Сообщая о своем предложении Верховному Совету, лорд Керзон в тот же день направил лорду Хардингу телеграмму, в которой подтверждалось, что "признание де-факто независимости грузинского и азербайджанского правительств, конечно, не затрагивает какое-либо решение об их нынешних или будущих границах и не должно рассматриваться как предрешающее этот вопрос даже в малейшей степени".
    В отношении Азербайджана это однозначное заявление о том, что признание ни в коей мере не может предрешать вопроса о его "нынешних или будущих" границах с Арменией, имело в виду спорные территории – Карабах, Нахичеван и Зангезур.
    Оговорка английского правительства была тем более значима, что именно оно, взяв курс на использование Турции и Азербайджана против проникновения большевизма в Закавказье и на Ближний Восток, не настояло на выводе турецких войск из Западной (Турецкой) Армении и поставило Карабах под временное административное управление союзника Турции - Азербайджана в лице ярого азербайджанского шовиниста и армянофоба Султанова в роли губернатора.
    Факт временного назначения губернатором Карабаха азербайджанца до сих пор используется азербайджанской стороной в качестве "доказательства" признания "прав" Азербайджана, хотя союзные державы и тогда, и после однозначно исходили из спорного статуса этой территории и, следовательно, никогда никаких "прав" Азербайджана на Карабах не признавали. Это однозначно подтверждается рядом приводимых ниже официальных документов.
    Поскольку признание Армянской Республики де-юре по мирному договору задерживалось, Верховный Совет союзных держав ускорил признание Армении де-факто. На заседании руководителей Главных союзных держав 19 января 1920г. лорд Керзон пояснил, что признание "не предрешат окончательное разграничение Армении, границы которой все еще должны быть решены в мирном договоре с Турцией".
    Подводя итоги обсуждения, Клемансо от имени глав правительств сформулировал решение:
    "Возражений нет и, следовательно, мы согласны признать Армянскую Республику на условиях, только что предложенных лордом Керзоном".
    Было достигнуто общее согласие, что правительство Армянского государства должно быть признано как правительство де-факто с тем условием, что признание никоим образом не предрешает вопрос о будущих границах этого государства.
    В итоге всех переговоров 19 января 1920г. Верховный Совет под председательством Клемансо, в присутствии Ллойд Джорджа, Керзона, Уинстона Черчилля, Лонга, адмирала Битти, маршала Вильсона, маршала Фоша, принял решение о признании Армении: "Согласились, что правительство Армянского государства признается как правительство де-факто при условии, что это признание никоим образом не предрешает вопрос о будущей границе…"
    21 января 1920г. лорд Хардинг телеграфировал Уордропу в Тифлис для сообщения армянскому правительству: "Верховный Совет в Париже постановил, что правительство Армении должно быть признано де-факто при условии, что такое признание ни в коей мере не может предрешить будущее урегулирование границ…"
    О принятом Верховным Советом решении армянскую делегацию официально информировал глава французского правительства А.Мильеран 27 января 1920г.
    Получив сообщение о решении Верховного Совета, и.о. государственного секретаря США Полк 24 января 1920г. сообщил послу США во Франции Уоллесу о согласии его правительства с решением о признании Армении "при условии, что это признание никоим образом не предрешает вопрос о будущих границах."
    Соответственно государственный секретарь США нотифицировал об этом армянского представителя в Вашингтоне, а посол США во Франции Уоллес 22 января сделал соответствующее сообщение на Конференции послов союзных держав, указав, конечно, на оговорку относительно границ.
    Однако затем правительство США заморозило акт признания закавказских республик, мотивируя это, в частности, тем, что "признание государства, границы которого окончательно еще не определены, было бы необычно" , а в отношении Грузии и Азербайджана – необходимостью дополнительно изучить вопрос, не могло ли их признание рассматриваться как расчленение России.
    Правительство США приняло решение о признании Армянской Республики только после того, как Парижская мирная конференция определила свое отношение к делимитации ее границ с Турцией и Азербайджаном. При этом в официальном акте признания, переданном государственным секретарем Б.Колби 23 апреля 1920г., также указывалось, что "решение принято… с тем пониманием, что это признание никоим образом не предрешает территориальные границы, которые, как мы понимаем, подлежат следующей делимитации."
    Отношение Парижской мирной конференции к делимитации границ Армении с Турцией и Азербайджаном окончательно определилось в ходе углубления изучения и обсуждения этого вопроса на различных уровнях. На заседании Совета министров иностранных дел Главных союзных держав 27 февраля 1920г. лорд Керзон представил доклад и предложения Комиссии по делимитации границ Армении. В отношении ее границ с Азербайджаном Комиссия порекомендовала подождать результатов соглашения сторон о делимитации: "Он сообщил, что районы Карабаха, Зангезура и Нахичевана являются спорными. Население там главным образом армянское, за исключением части, которая почти полностью татарская. Он считает, что вопрос в настоящее время не может быть решен Конференцией и что предложение Комиссии следует принять".
    По докладу комиссии министры иностранных дел Союзных держав "постановили, что принятие решения о границах между государстваи Армения, Грузи и Азербайджан должно быть отложено до того, как станут известны результаты соглашения между тремя республиками и что впоследствии должна быть назначена межсоюзническая комиссия для демаркации".
    На Конференции Верховного Совета Главных союзных держав в Сан-Ремо 25 апреля 1920г. было принято соглашение относительно содержания территориальных статей мирного договора с Турцией. Было, в частности, решено, что "границы Армении на севере и востоке, т.е. между Арменией и Грузией и между Арменией и Азербайджаном будут установлены Верховным Советом одновременно с границами между Арменией и Турцией, если только не будет достигнуто непосредственное соглашение между самими тремя государствами Кавказа".
    На следующий день, 26 апреля 1920г., Верховный Совет союзных держав сообщил о принятом им решении Эрику Друммонду – Генеральному секретарю Лиги Наций, которая занималась вопросом о границах Армении в связи с ее статусом и необходимостью ее защиты от турецкой агрессии.
    Аналогичное сообщение о порядке урегулирования территориального спора между Арменией и Азербайджаном содержалось и в депеше, которую Верховный Совет Главных союзных держав направил в тот же день президенту США Вудро Вильсону в связи с "особой заинтересованностью" США в судьбе Армении и в связи с тем, что Президенту США собирались предложить роль третейского судьи (арбитра) в определении армяно-турецкой границы. Совет Лиги Наций принял во внимание намерение Парижской мирной конференции предоставить Армении и Азербайджану возможность самим договориться о решении территориального спора. В документе Совета Лиги Наций говорилось, в частности, следующее: "Предусматривается, что хотя турецкий договор будет включать точные положения, устанавливающие западные и южные границы Армении (т.е. все границы с Турцией), ее восточная граница с республиками Грузия и Азербайджан должна быть оставлена для прямого соглашения между заинтересованными государствами".
    В Севрский мирный договор с Турцией, подписанный 10 августа 1920г., была включена специальная статья 92, посвященная урегулированию территориальных споров Армении с Азербайджаном и Грузией: "Границы будут установлены по взаимному соглашению соответствующих заинтересованных государств". Если заинтересованные государства не смогут ко времени вынесения предусмотренного статьей 89 решения (арбитража) о границе между Турцией и Арменией установить с общего согласия их границу, "она будет установлена главными союзными державами, которые будут иметь также правомочие на ее проведение на месте".
    Вопрос о границах Армении и Азербайджана, о статусе Карабаха как спорной территории рассматривался и Лигой Наций в связи с их просьбами о приеме в эту международную организацию.
    В связи с вопросом о приеме Азербайджана в Лигу Наций его делегация в п.7 ноты, представленной ею 25 ноября 1920г. Генеральному секретарю Лиги Наций (N697), вновь официально подтвердила свою готовность обратиться к этой международной организации для урегулирования вопроса о Карабахе.
    В письмах, адресованных делегациям государств-членов Лиги, азербайджанская делегация, стремясь создать миролюбивый образ кандидата, вновь и вновь заявляла о его готовности к мирному урегулированию своих территориальных споров с соседними государствами. Так, в письме председателю делегации Чили от 27 ноября 1920г. председатель азербайджанской делегации Топчибашев выражал надежду, что Лига Наций с ее "высокой моралью и справедливостью" "скажет свое веское слово об их (т.е. республик Закавказья) территориальных спорах в случае, если они не будут урегулированы на месте."
    Готовность передать свои территориальные споры на решение Лиги Наций делегация Азербайджана представляла в качестве подтверждения своей преданности идеалам этой организации: "С этим представлением о великой роли и значении Лиги Наций азербайджанская делегация прибыла на первую генеральную ассамблею Лиги в надежде, что она окажет Азербайджану честь, приняв его в свое лоно".
    Предчувствия политических деятелей Азербайджана оправдались: его территориальные притязания действительно стали одним из основных препятствий для приема республики в эту международную организацию.
    Пятый комитет Лиги наций, который занимался приемом новых членов, рассмотрение заявлений Армении и Азербайджана поручил своему третьему Подкомитету (V"с"). В представленном 29 ноября 1920г. докладе подкомитета Пятому комитету в части, относящейся к границам и территориальным спорам этих республик, содержались следующие констатации. В отношении границ Армении указывалось, что они "окончательно еще не установлены, но статья 89 Севрского договора предусматривает арбитраж и президент Вильсон уже принял роль арбитра. Его решение должно, естественно, иметь обратную силу".
    В отношении же границ Азербайджана в докладе говорилось следующее: "Имеются споры о границе с Грузией и Арменией. Достигнуты соглашения о будущем урегулировании таких споров, но как представляется, соглашения эти не настолько ясные и далеко идущие, чтобы утверждать, что границы страны окончательно установлены".
    Иными словами, если в случае с Арменией речь шла о воссоединении двух частей – российской и турецкой Армении - по мирному договору и на основании международного арбитража, то в случае с Азербайджаном речь шла о его территориальных претензиях ко всем соседям – Грузии и Армении. Как следует из официальной карты территориальных претензий Азербайджана и приложенной сопроводительной записки, Азербайджан претендовал на 60% всей площади Закавказья в довоенных границах Российской империи, т.е. и на те армянские территории, которые позднее – по Московскому договору 1921г. – были подарены большевиками Турции за ее обещание участвовать в "мировой революции". Помимо территорий Армении и Грузии Азербайджан претендовал и на часть Северного Кавказа – Дагестан. В свои пределы он предполагал включить также Батум, Ахалцих, Карс, Ардаган. Его государственная граница должна была проходить по самым пригородам Тбилиси и Еревана.
    Эти территориальные притязания Азербайджана не могли, конечно, не отразиться на международной оценке его кандидатуры для приема в Лигу наций. По докладу Подкомитета V "с", представленному Ф.Нансеном, Пятый комитет в декабре 1920г. единогласно высказался против принятия Азербайджана в Лигу Наций. В частности, на том основании, что его "пограничные споры с Грузией и Арменией не позволяют определить, могут ли границы Азербайджанского государства рассматриваться как окончательно установленные. Комментируя этот вывод Подкомитета, представитель Чехословакии Бенеш отметил, что "его (Азербайджана) границы кажутся плохо определенными и к тому же являются предметом спора со своими соседями".
    С этой оценкой согласился и Пятый комитет. В его докладе, представленном 6 декабря 1920г. Ассамблее Лиги Наций, констатировалось, что у Азербайджана "имеются споры о границах" с Арменией и Грузией и отмечалось, что хотя и "были достигнуты соглашения для их урегулирования в будущем, но они представляются не столь далеко идущими и определенными, чтобы иметь основание утверждать, что границы страны окончательно установлены".
    Выступая 7 декабря 1920г. с протестом против принятой Пятым Комитетом Ассамблеи Лиги Наций рекомендации отклонить просьбу Азербайджана о принятии в эту международную организацию, в частности, из-за его территориальных споров с соседними государствами, глава делегации правительства Демократической республики Азербайджан в ноте, представленной председателю Первой Ассамблеи Лиги Наций Полю Гимансу, заявил, что существующие территориальные споры "касаются не только Азербайджана, но и соседних с ним государств".
    Вместе с тем, чтобы изменить отношение мирового сообщества к приему Азербайджана в Лигу Наций, его делегация должна была более четко и определенно признать необходимость мирного урегулироаания имевшегося территориального спора: "Азербайджанская республика всегда считала, что эти пограничные споры с соседними республиками – Грузией и Арменией были делом самих этих республик и что заинтересованные правительства найдут решение этих споров на основе взаимных уступок. Однако, если эта надежда не осуществится и если споры не смогут быть урегулированы ими на месте, делегация Азербайджана не сомневается, что три закавказские республики обратятся к Лиге Наций…"
    Наличие международного спора по поводу статуса Карабаха было подтверждено в Лиге Наций и правительством Армянской Республики в последние дни его существования. Настаивая на территориальной принадлежности Карабаха Армянской Республике, ее делегация разъясняла мотивы, которыми определялось признание ею статуса этой области как спорной территории. Так, в новом меморандуме председателя армянской делегации А.Агароняна, представленном 2 декабря 1920г. Генеральному секретарю Лигий Наций Эрику Друммонду в связи с рассмотрением в Пятом комитете вопроса о принятии Армении в эту международную организацию, указывалось, что "три важных района – Карабах, Зангезур и Нахичеван, являющиеся составной частью армянского плоскогорья, оспариваются татарами. Эти конфликты, - говорилось далее в Меморандуме, - приводили в течение этих трех лет к кровавым столкновениям, которые продолжались до дня, когда Советское правительство, завладев Азербайджаном, заняло эти районы и предложило Армении оставить их под своей временной оккупацией до тех пор, пока мирными средствами будет найдено решение. Армянское правительство, желая положить конец столкновениям, согласилось с этим".
     
  5. Wisso

    Wisso

    Регистрация:
    23 мар 2008
    Сообщения:
    95
    Симпатии:
    0
    ПРИЗНАНИЕ СТАТУСА СПОРНОЙ ТЕРРИТОРИИ
    СОВЕТСКИМ АЗЕРБАЙДЖАНОМ И РСФСР


    С советизацией Азербайджана и формированием антиармянского альянса кемалистской Турции, большевистской России и пантюркистского Азербайджана определяющее воздействие на решение карабахского вопроса стала оказывать новая политическая система, противопоставлявшаяся Парижской мирной конференции и Лиге Наций. Непреклонная воля населения Нагорного Карабаха, его национально-освободительная борьба за самоопределение вынудили участников этой системы, несмотря на их агрессивность, также признать спорный статус Карабаха и других армянских территорий, которые они намеревались аннексировать.
    Азербайджанские большевики, придя к власти, не просто унаследовали армянофобство и пантюркизм, но и приумножили агрессивный экспансионизм своих предшественников. Установление советской власти дало Азербайджану политическую возможность не только избавиться от принятого им стесняющего международного обязательства подчинить свой территориальный спор с Арменией мирному урегулированию, но и поставить на службу своему территориальному экспансионизму планетарный социал-империализм большевиков России, их аппарат насилия.
    Исходя из права населения Нагорного Карабаха на самоопределение, правительство Армянской Республики в ответ на провокационную ноту Советского Азербайджана направило 1 мая 1920г. телеграмму министра иностранных дел Армении реввоенсовету Кавказского фронта, Ревкому Аз.ССР, а копию В.И.Ленину и Г.В.Чичерину. Напомнив, что население Карабаха на своих съездах крестьянских депутатов "многократно выражало свою непреклонную волю – не входить в состав Азербайджана" и что войска Азербайджана находятся в этой области именно для того, чтобы сломить эту волю самоопределяющегося народа, армянское правительство просило "предложить новому правительству Азербайджана вывести войска из пределов Нагорного Карабаха и затем произвести уже в девятый раз опрос населения этой области и поступить согласно воле населения". Вместе с тем правительство Армянской Республики предложило советскому правительству России выступить как нейтральное государство в роли посредника с целью разрешения спорного вопроса на основе самоопределения: "Заявление Советской власти в деле мирного посредника и разрешителя спорных вопросов будет, конечно, приветствоваться исстрадавшимся и истекающим кровью армянским населением Карабаха. Армянское правительство предлагает представителям Советской Социалистической России послать в Карабах нейтральную комиссию для выяснения истинного положения дел".
    Через день – 3 мая 1920г. министру иностранных дел РСФСР Г.В.Чичерину и Председателю Совнаркома В.И.Ленину была направлена телеграмма. Разъясняя правительству Советской России юридическое и фактическое положение Нагорного Карабаха, армянский министр иностранных дел отмечал, что эта территория де-юре принадлежит Армении, а фактически существовавшее положение определялось вооруженным вторжением Азербайджана, сопровождавшимся резней армян, и противостоянием армянского народа, отстаивавшего свое право на самоопределение и на свое физическое существование.
    Стремясь предотвратить дальнейшее кровопролитие и учитывая заверения союзных держав, что армяно-азербайджанская граница будет установлена мирной конференцией, правительство Армянской Республики согласилось на сохранение существующего фактически положения вещей, как говорилось в указанной телеграмме В.И.Ленину и Г.В.Чичерину, "впредь до мирного разрешения вопроса на особой армяно-азербайджанской конференции". Всенародный вооруженный отпор большевистско-азербайджанской агрессии в Карабахе, укрепление международного положения Армянской Республики и твердая позиция, занятая ею в карабахском кризисе, отрезвляюще подействовали на советскую дипломатию, заставили ее отказаться от открытой поддержки претензий Азербайджана на Карабах. В Москве не могли не понимать, что открытая поддержка большевистско-азербайджанской агрессии в Карабахе способствовала бы окончательной дискредитации социалистического государства, подтвердила бы его репутацию государства, основанного на насилии и культивировавшего насилие в межгосударственных отношениях, отрицавшего международное право.
    Советское правительство России знало, конечно, что претензии Азербайджана на Карабах и другие армянские территории вызваны его стремлением захватить не принадлежавшую ему территорию соседнего, Армянского государства. Отмечая, что эта экспансионистская политика советского правительства Азербайджана формируется под воздействием "националистически настроенных элементов", Г.В.Чичерин 29 июня 1920г. писал В.И.Ленину: "Последний фазис этого конфликта есть объявление Азербайджаном претензии на огромные округа, принадлежавшие Армянской Республике. Азербайджанское правительство заявило претензию на Карабах, Зангезур и Шаруро-Даралагезский уезд вместе с Нахичеванью, Ордубадом и Джульфой. Большая часть этих местностей находится фактически в руках Армянской Республики… Посылка татарских частей против армян абсолютно неприемлема и была бы величайшим преступлением.
    Она тем более недопустима теперь, когда на эти именно области наступают с юга турки, которым сейчас же подадут руки азербайджанские мусульманские части, если их туда послать… Во всяком случае и речи быть не может о посылке азербайджанских аскеров против армян для отнятия у последних тех областей, на которые Азербайджану вздумалось заявить претензию.
    Другой путь к удовлетворению Азербайджана: занятие всех поименованных местностей нашими частями для передачи их в качестве подарка Азербайджану. Именно эту комбинацию имеет в виду Нариманов… Бакинское Советское правительство… хочет создать компенсацию и подкупить националистически настроенные элементы путем приобретения для Азербайджана тех местностей, которые объявляет спорными. Проделать эту компенсацию руками российских частей совершенно недопустимо. Наша роль должна быть абсолютно объективной и строго беспристрастной. Было бы роковою ошибкой для всей нашей политики на Востоке, если бы мы начали базироваться на одном национальном элементе против другого национального элемента. Отнять у Армении какие-либо части и нашими руками передать их Азербайджану – это значило бы совершенно придать ложный колорит всей нашей политике на Востоке. Это подорвало бы представление о нашей политике, как чисто бескорыстной и объективной. В частности по отношению к Армении это надолго нанесло бы непоправимый удар делу коммунизма. Именно поэтому было принято решение занять спорные местности российскими частями с подчинением их российской оккупационной власти с тем, чтобы эти местности не были присуждены ни Азербайджану, ни Армении впредь до того момента, когда наступит более благоприятная политическая конъюнктура и удастся найти мирный и удовлетворительный для всех исход. Временная оккупация этих местностей российскими войсками должна была способствовать успокоению как армян, так и мусульман".
    Советское правительство России предпочло признать спорный статус территорий Армении, на которые Азербайджану (говоря словами российского же Наркоминдела) "вздумалось заявить претензии". В тех условиях это был тот максимум поддержки агрессии Азербайджана, на который могло пойти советское правительство России.
    Вместе с тем, заигрывая с Азербайджаном, а потом и с Турцией, которые настойчиво стремились втянуть Россию в вооруженный конфликт с Армянской Республикой, российское правительство сознательно затягивало переговоры о заключении мирного договора с Арменией.
    В поисках взаимоприемлемого территориального урегулирования Советская Россия в ходе переговоров с делегацией Л.Шанта при участии Г.Чичерина в начале июня 1920г. предложила признать Зангезур и Нахичеван армянскими территориями, а вопрос о правовом статусе Карабаха решить на основе референдума. В конце июня она выдвинула новое предложение, по которому Нахичеван должен был перейти к Армении, Карабах – к Азербайджану, судьба же Зангезура должна была решаться при посредничестве представителя России Б.Леграна. Предложение не было принято, и эти территории продолжали рассматриваться как спорные.
    Согласно Инструкции членам Революционного Военного Совета кавказского фронта и дипломатическим представителям России в Грузии, Армении и Турции, подготовленной Наркоминделом в соответствии с "последними решениями ЦК" и утвержденной Политбюро ЦК РСДРП на заседании 7 июля 1920г., прошедшем под председательством Ленина, Карабах и Нахичеван относились к "спорным между Арменией и Азербайджаном местностям", в которых предполагалось "устранение вмешательства войск тех или других соседних республик, как и было уже поставлено российским правительством и передано советским властям на Кавказе. Никакие азербайджанские или армянские власти в указанных местностях допущены быть не могут". При этом разъяснялось, что "русские войска занимают эти территории с целью предотвращения межнациональной резни, что занятие этих местностей является временным, впредь до разрешения вопроса о принадлежности занимаемых территорий той или другой республике и что эти территориальные конфликты будут разрешены Смешанной Комиссией под председательством представителя России, причем Смешанная Комиссия будет руководствоваться этническим составом населения и его волей".
    Правительство Азербайджана было, конечно, осведомлено о позиции Советской России относительно статуса Карабаха и ее намерении решить вопрос о принадлежности спорной области на основе самоопределения его населения. Получив адресованную ему копию указанной Инструкции, Нариманов наверняка обратился к своему высокому покровителю и партнеру Сталину, позиция которого определялась не только его приверженностью большевистской установке "отвергать" права и интересы народов в своих политических целях, но и его армянофобством и четко обозначившимся неуемным карьеризмом, приведшим к жесткому и беспринципному противоборству с руководителем внешней политики Советской России Г.В.Чичериным.
    Не случайно, конечно, что уже 8 июля 1920г., т.е. на следующий же день после утверждения указанной Инструкции, подготовленной при личном участии Г.В.Чичерина, Сталин направляет находившемуся в Ростове Орджоникидзе срочную телеграмму с пометкой "доставить до полуночи": "Мое мнение таково, что нельзя без конца лавировать между сторонами, нужно поддержать одну из сторон определенно и в данном случае, конечно, Азербайджан с Турцией. Я говорил с Лениным, он не возражает. Сталин".
    Послание Сталина содержит четкое признание того, что к территориальному урегулированию между Арменией и Азербайджаном и, в частности, к карабахскому вопросу советское правительство будет подходить с иным политическим критерием – все более явственно утверждавшейся политической ориентацией советского правительства на военно-политический союз с кемалистами. Естественно, что это сказывалось и на ходе мирных переговоров России с Арменией.
    Хотя оккупацию Красной армией спорной территории советское правительство России мотивировало стремлением "создать благоприятные условия для мирного разрешения территориальных споров между Арменией и Азербайджаном", правительство Армянской Республики, зная о растущем политическом сближении большевиков с кемалистами и, естественно, опасаясь политических последствий оккупации армянских территорий Красной армией, не давало своего согласия на это без получения веских гарантий обеспечения интересов армянского народа. Только 10 августа 1920г., т.е. в день, когда был подписан Севрский мирный договор с Турцией, предусматривавший мирное урегулирование территориальных споров не только с Турцией, но и Азербайджаном, было подписано также соглашение между Армянской Республикой и Советской Россией, которым наряду с прекращением военных действий предусматривалась "временная" оккупация Красной армией всего Карабаха, Зангезура и Нахичевана.
    Согласно п.3 Соглашения "занятие советскими войсками спорных территорий не предрешает вопрос о правах на эти территории Республики Армении или Азербайджанской Социалистической Советской Республики. Этим временным занятием РСФСР имеет в виду создать благоприятные условия для мирного разрешения территориальных споров между Арменией и Азербайджаном на тех основах, которые будут установлены мирным договором, имеющим быть заключенным между РСФСР и Республикой Арменией в скорейшем будущем".
    От имени РСФСР это Соглашение было подписано ее полномочным представителем в Армении Б.В.Леграном, полномочия которого были утверждены В.И.Лениным 28 июля 1920г.
    Ввиду агрессивной природы большевизма и соответствующих внешнеполитических целей советского правительства РСФСР в то время не была и не могла быть беспристрастной и объективной. Большевистское руководство России было заинтересовано в том, чтобы противопоставить два народа – армянский и азербайджанский - и подчинить их своей власти.
    Оккупация спорных территорий давала большевистскому правительству России идеальные условия для советизации республик Закавказья и дальнейшей экспансии на Ближний Восток: Карабах, Зангезур и Нахичеван стали местом, соединявшим большевиков с кемалистской Турцией.
    Тем не менее, независимо от мотивов юридическая констатация статуса Карабаха как спорной территории имеет принципиальное значение, ибо полностью опровергает распространяемые азербайджанской стороной измышления о мнимой государственной принадлежности этой области Азербайджану. Советская Россия, как и все международное сообщество, должна была признать спорный статус территории.
    То обстоятельство, что большевистское правительство признало международный статус Карабаха как спорной территории, не означало, к сожалению, отказа от антиармянской политической линии большевизма, а тем более – возврата к традиционной российской политике в армянском вопросе. Признание это просто было продиктовано объективными политическими реалиями, с которыми большевики не могли не считаться.
    11 октября 1920г., в условиях начавшейся войны кемалистской Турции, советского Азербайджана и России против Армении, прибывший в Ереван полномочный представитель РСФСР Б.В.Легран представил советские условия мира. Парафированный текст договора между Арменией и Россией предусматривал арбитражное решение спора о Нахичеване и Карабахе.
    Протокол заключительного постановления мирных делегаций РСФСР и Республики Армения, подписанный 28 октября 1920г. в тяжелых условиях поражения, предусматривал восстановление границы с Турцией в пределах довоенных границ 1914г., а в части отношений с Азербайджаном – раздел спорных территорий: РСФСР и Азербайджанская ССР должны были признать незыблемое право Республики Армения на Нахичеван и Зангезур, а последняя должна была отказаться от Карабаха.
    Эти положения, изложенные в форме предварительного соглашения РСФСР и Армянской Республики, ни Россия, ни ее союзники не собирались выполнять. Это ясно видно из телеграммы Сталина, посланной Ленину из Баку 5 ноября 1920г. с рекомендацией не заключать мира с Арменией, т.к. возможно сближение с Антантой уже не Армении, а самой кемалистской Турции. Это, по логике Сталина, должно было поднять ставку откупных за счет армянских территорий:
    "… Положение в Турции не ясно, ибо оно может стать опасным, если состоится соглашение Кемаля с Антантой, нейтрализация Кемаля облегчит поход Антанты на Баку, поэтому без тщательной разведки и выяснения положения Турции нельзя подписать договор с Арменей, отдающий Армении, т.е. Антанте, важнейший стратегический район с мусульманским населением и втягивающий нас в конфликт с Турцией. С договором с Арменией пока надо тянуть, делать вид, что желаем выгодного для Армении мира, а потом видно будет".
    Советскому дипломату Л.Б.Красину, направленному в Лондон для установления контактов с державами Антанты, было дано поручение разъяснить, что Советская Россия непричастна к агрессии против Армении и не участвут в ее разделе. В отношении территориального спора с Азербайджаном в посланной ему радиограмме Г.В.Чичерина от 11 ноября 1920г. говорилось: "Советская Россия никогда не намеревалась аннексировать Нахичеван, Джульфу, Зангезур и Карабах. Русская армия заняла эти спорные области впредь до разрешения вопроса о них между Арменией и Азербайджаном. Каждое из этих государств заявляет свои права на эти области…"
     
  6. Wisso

    Wisso

    Регистрация:
    23 мар 2008
    Сообщения:
    95
    Симпатии:
    0
    ЮРИДИЧЕСКИЙ АКТ ЦЕССИИ КАРАБАХА
    И ЕЕ МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРИЗНАНИЕ


    Советизация Армении, казалось бы, должна была внести принципиальное изменение в отношения с Россией и Азербайджаном. Согласно коммунистической догме отношения между советскими республиками должны были регулироваться принципом так называемого "пролетарского интернационализма". Во всяком случае после советизации Армении должны были отпасть соображения "классовой" солидарности, которыми мотивировалась поддержка Советской Россией территориальной экспансии Советского Азербайджана против несоветской Армении.
    Действительно, сразу же после советизации Армении полномочные органы государственной власти Азербайджанской ССР официально декларировали отказ в пользу "братской" Армянской ССР от территориальных претензий на армянские земли – Карабах, Зангезур и Нахичеван.
    Мы имеем в виду телеграмму председателя Ревкома Азербайджана Н.Нариманова и народного комиссара по иностранным делам М.Гусейнова от 30 ноября 1920г., которой сообщалось решение "рабоче-крестьянского правительства Азербайджана о том, что с этого дня объявляются ликвивидированными споры о границах между Арменией и Азербайджаном" и о том, что "Нагорный Карабах, Зангезур и Нахичеван признаются частью Армянской Социалистической Республики", а также провозглашенную Наримановым на торжественном заседании Бакинского Совета и Азревкома 1 декабря 1920г. Декларацию Ревкома Советского Азербайджана, в которой от имени республики подтверждалось решение о прекращении территориального спора на основе признания прав Армянской ССР на территории Зангезурского и Нахичеванского уездов и Нагорного Карабаха.
    3 июня 1921г. Кавбюро РКП(б) при участии Нариманова единогласно приняло решение: "Указать в декларации Армянского правительства о принадлежности Нагорного Карабаха к Армении". Согласно этому решению, правительство Советской Армении 12 июня 1921г. приняло декрет, в котором окончательно оформлялась юридическая принадлежность этих территорий Советской Армении. Цитируем: "На основании декларации Ревкома Социалистической Советской Республики Азербайджана и соглашения между Правительствами Советских Социалистических Республик Армении и Азербайджана объявляется, что Нагорный Карабах является неотъемлемой частью Социалистической Советской Республики Армения".

    Текст декрета правительства Армении о воссоединении с нею Нагорного Карабаха был опубликован и в Баку ("Бакинский рабочий", 22 июня 1921г.) и никаких протестов не вызвал.
    Сегодня, спустя почти восемьдесят лет, в Азербайджане либо замалчивают это решение, либо представляют как досадную "ошибку". Очевидно, что от последовавшего рецидива экспансионизма юридическая сила решения полномочной государственной власти Азербайджана нисколько не умаляется.
    Декларация Азербайджана – принципиально важный момент в развитии карабахского вопроса. Состоялось полноценное международное соглашение между двумя советскими республиками в форме добровольно сделанных деклараций их компетентных государственных органов. С международно-правовой точки зрения имела место добровольная цессия – отказ одного государства (в данном случае Азербайджана) от претензий на спорную территорию в пользу другого государства (в данном случае – Армянской ССР). Это означало, что спорные территории отныне юридически входили в состав армянского государства, а сам территориальный спор исчерпан.
    Этот непоколебимый юридический факт нашел международное признание как со стороны России, так и со стороны международного сообщества государств.
    На следующий день после акта добровольной цессии Карабаха В.И.Ленину было сообщено, что "Азербайджан вчера уже декларировал в пользу Советской Армении передачу Нахичевана, Зангезура и Нагорного Карабаха". В опубликованном в "Правде" 4 декабря 1920г. обращении Сталина к армянскому народу также официально сообщалось, что "1 декабря Советский Азербайджан добровольно отказывается от спорных провинций и декларирует передачу Советской Армении Зангезура, Нахичевани, Нагорного Карабаха". Юридический акт отказа Азербайджана от претензий на Карабах и другие армянские территории был официально одобрен правительством РСФСР. "В июле (1921г.) заключается соглашение (Армении) с Азербайджаном о Нагорном Карабахе, который включается в состав Советской Армении", - отмечалось в Годовом отчете Народного комиссариата иностранных дел РСФСР за 1920-1921гг. высшему органу власти – XI Съезду Советов.
    Территориальный состав Республики Армения, включавший и Карабах, был зафиксирован в ряде официальных и служебных документов Лиги Наций. Так, согласно Меморандуму Генерального секретаря Лиги Наций от 16 февраля 1921г. территория Республики Армения после заключения перемирия с Турцией, т.е. в пределах довоенной русско-турецкой границы 1914 г., "в целом соответствовала российской Эриванской губернии, Карсской области и части территории Карабаха в Элизаветпольской губернии", хотя, как отмечается в этом документе, некоторые районы оспаривались Азербайджанской Республикой и Грузией.
    Акт цессии Азербайджаном Советской Армении спорной области Карабаха был должным образом воспринят международным сообществом.
    Он, в частности, был зарегистрирован в Резолюции Ассамблеи Лиги Наций, принятой на ее 30-м заседании 18 декабря 1920г. Отметив, что еще 11 ноября того же года между Ереваном и Москвой было заключено соглашение, по которому "советские войска должны были оккупировать спорные между Турцией и Арменией территории впредь до заключения окончательного мирного договора", резолюция констатировала, что Азербайджан "по настоянию Советов вернул Армении Зангезур и Карабах".
    В Меморандуме Генерального секретаря Лиги Наций от 27 января 1921г. содержалась информация о заключении 11 ноября 1920г. соглашения между Армянской Республикой и Советской Россией о временной – "до окончательного заключения мира" – оккупации спорных между Арменией и Турцией территорий. Там же приводится информация о сообщении радио Москвы относительно советизации Армении и "возвращении Азербайджаном Зангезура и Карабаха Армении по настоянию Советов".
    Нота "Сведения об Армении, адресованные министру иностранных дел (на конец февраля 1921г.)", представленная 4 апреля 1921г. Французской службой Лиги Наций, содержит, в частности, следующую констатацию: "Советская Россия признает полную независимость Армении и ограничивает ее территорию следующими районами:
    Армения российская с Нагорным Карабахом (равнинная часть – Азербайджану), Зангезур и Нахичеван полностью, Карс и Карсскую область, кроме остающегося у турок, Борчало полностью (область, на которую ныне претендует Грузия, которая ее оккупирует)".
    В подготовленной 4 марта 1921г. для государств-членов Лиги Наций справке-ноте Генерального секретаря, содержащей изложение последних событий в Армении на основе итальянских источников, описан ее территориальный состав после крупномасштабных аннексий, совершенных Турцией и Азербайджаном при помощи большевиков. И этот документ подтверждает изначальную принадлежность Карабаха Армении и посягательства Азербайджана на эту армянскую территорию: "В промежутке Советы удовлетворили требование Армении, вернув ей районы Карабаха, Зангезура и Нахичевана, которые незадолго до этого были захвачены у нее Азербайджаном, но вследствие протестов кемалистов Советы в последний момент согласились оставить район Нахичевана в руках турок… Таким образом, Республика Армения состоит теперь из районов Еревана, Эчмиадзина, Сурмалу, Александрополя, Карабаха, Зангезура и небольшой территории (часть которой оспаривается) в грузинской губернии Тифлис".
    В справке "Армянский вопрос", подготовленной в Секретариате Лиги Наций 12 марта 1921г. и переданной на рассмотрение Генеральному секретарю Организации 14 марта 1921г. для последующего направления Государственному секретарю США, в частности, указывается: "Советская Россия передала Армении территории Карабаха, Зангезура и Нахичевана, которые были отняты у нее татарами Азербайджанской Советской Социалистической Республики, но Нахичеван в последнюю минуту был вновь отобран у армян самими русскими и отдан туркам".
    На цессию Карабаха как составного элемента территориального урегулирования указывалось и в специальной записке, подготовленной 12 апреля 1922г. для Лиги Наций будущим классиком истории международных отношений Арнольдом Тойнби. В ней Карабах и Зангезур рассматриваются как "горная страна (в основном населенная армянами), переданная при посредничестве Московского правительства от Азербайджана Ереванской республике после установления советского режима в обеих республиках".
    Знакомство с документами Лиги Наций однозначно подтверждает, что:
    1)международное сообщество рассматривало Карабах как территорию, изначально принадлежащую Армении, а промежуточное состояние до ее возвращения Азербайджаном Армении – как международный территориальный спор, подлежавший урегулированию мирными средствами;
    2) Лига Наций принимала во внимание признание наличия территориального спора из-за Карабаха самими сторонами этого спора - республликами Азербайджана и Армении и их официально выраженную готовность к его урегулированию мирными средствами;
    3)возвращение Карабаха Армении после установления там советской власти рассматривалось в Лиге Наций как восстановление ее нарушенных территориальных прав и территориальной целостности.
    После официального отказа Азербайджана от своих территориальных претензий и официального включения спорных территорий в состав армянского государства посягательства Азербайджана на эти армянские области и их поддержка большевистским правительством России не могли означать ничего другого как перекройку государственной границы, как нарушение территориальной целостности армянского народа и его государства.
     
  7. Wisso

    Wisso

    Регистрация:
    23 мар 2008
    Сообщения:
    95
    Симпатии:
    0
    http://www.karabagh.am/GlavTem/14Spravka.htm

    "Правовая папка" Карабахской проблемы, содержит все необходимые документы для справедливого, всеобъемлющего разрешения вопроса

    Александр МАНАСЯН,
    профессор


    Нарушив джентльменское соглашение о конфиденциальности поступающих от Минской группы предложений, Баку предал гласности документы по урегулированию Карабахского конфликта, вокруг которых аналитики и политологи вот уже несколько лет строят самые различные догадки. Почему Алиев пошел на этот шаг? Вопрос непростой.
    К наиболее вероятным версиям аналитики относят намерение Баку оказать давление на сопредседателей накануне (теперь уже состоявшихся) парижской и киуэстской встреч Алиева и Кочаряна. Не исключен и вариант параллельного использования фактора рассекречивания документов во внутриполитических процессах с намерением укрепить свои (бережно охраняемые для сына) позиции. Реакцию официального Еревана на "алиевский сюрприз" можно охарактеризовать просто - демонстративное безразличие. Руководство НКР сочло нужным "высказаться по поводу" и изложить некоторые важные для НКР позиции.
    Как бы там ни было, документы рассекречены. Первая реакция экспертов - анализ политических мотивов акции Алиева и оценка отношения к факту общественности НКР, АР и РА. Однако преданные гласности документы представляют исключительный интерес и для анализа позиции самой ОБСЕ, и расклада сил внутри нее.

    Первое, что бросается в глаза,
    это то, что ни в преамбулах, ни в других частях документов нет намека на правовые основания самой проблемы.
    Выражение "основания проблемы" может навести на мысль, что тут мы имеем в виду какие-то реалии прошлого. Однако общеизвестно, что при разрешении современных этнополитических конфликтов взятые из истории аргументы, как правило, не привлекаются. Мотивировка проста: история может увести "черт знает куда" и ждать пользы от нее не приходится. Может быть, это и так, но исторические аргументы, если и не столь важны для урегулирования конфликта, то очень важны для понимания его сущности и природы и создания информационного образа. Не случайно все основные аргументы Баку - исключительно исторического толка. Правда, эти "аргументы" имеют отношение не к самой истории, а исключительно к ее подделке.
    И тем не менее, чтобы понять позицию ОБСЕ, согласимся с ней и вместе "выбросим вон историю".
    Возникает вопрос: что может быть тогда положено в основу разрешения конфликта? Однозначный ответ дает международная практика: конфликтующие стороны и посредники в первую очередь должны обращаться к правовой папке проблемы, в которой они должны обнаружить как фундаментальные документы международного права, так и "относящиеся к конкретному делу " международно признанные (и тем более - действующие) правовые документы. И это понятно. Именно ПРАВО дает возможность адекватно определять предмет конфликта, оценить законность претензий сторон. Но вот оказывается, что прямых ссылок на правовые основания проблемы в документах по Карабаху нет. Точнее, правовой подход как принцип урегулирования откровенно и начисто вытеснен из переговорного процесса и текстов документов.
    Что касается международно-правовых принципов, то их вытеснение даже превентивно "обосновано" наличием непреодолимых противоречий. "Вдруг выяснилось", что принципы территориальной целостности и права народов самостоятельно распоряжаться своей судьбою "находятся в противоречии между собой". Против этого "открытия" уже выступили маститые специалисты международного права. Их выступления остались незамеченными. А что касается игнорирования собственно правовых оснований проблемы, без которых, казалось бы, вообще невозможно справедливое разрешение конфликта, то тут приходится говорить буквально о настоящем заговоре молчания вокруг них. А ведь она, "правовая папка" Карабахской проблемы, содержит все необходимые документы для справедливого, всеобъемлющего разрешения вопроса. Вот что выброшено за борт миротворческого корабля ОБСЕ!
    Что же остается в распоряжении посредников? Выясняется, что все-таки что-то остается. И это "что-то", оказывается, самое важное в методологическом арсенале посредников: политические аргументы. Проще говоря - вопрос переведен в плоскость интересов третьих стран и в первую очередь - крупных держав.

    Предыстория политизации
    Вопрос политизации корнями уходит в 20-е годы, когда Советская Россия в надежде экспорта "красной революции" на Восток взялась за создание Большого Азербайджана и на основе непринятого постановления (оно даже не было поставлено на голосование) Кавбюро включил Нагорный Карабах "в пределы" АзССР. Именно тогда, 5 июля 1921 года, впервые все правовые акты по Нагорному Карабаху были игнорированы, в том числе и днем раньше принятое (голосованием и без нарушения процедуры!) собственное постановление, по которому Нагорный Карабах, уже будучи признанной частью Советской Армении, должен был остаться в ее составе.
    Ситуация повторилась в 1988 году, когда карабахцы выступили с требованием воссоединения с АрмССР. И на этот раз правовые основания были или просто отвергнуты, или ложно интерпретированы. С бакинской подачи Горбачев взял на вооружение политический лжеаргумент о том, что, мол, в "России десятки карабахов", тогда как ни одного Карабаха (кстати, как и Нахичевана) в России не было и нет поныне.
    К праву Горбачев все-таки обратился. Но для того, чтобы объявить о правовом тупике, якобы не позволяющем разрешить проблему. Выходом из тупика должен был служить Закон СССР от 3 апреля 1990 года о решении вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР, сохранивший за автономными образованиями право самостоятельно определить свой государственно правовой статус в случае распада СССР.
    Вполне в духе права наций на самоопределение, закон запретил союзной республике насильно уводить с собой автономные образования и даже места компактного проживания иных национальностей. Но вот СССР вступил в фазу распада, и новая Москва, терроризированная опасностью своего раскола по третьему кругу, решила игнорировать правовые основания вопроса, к большинству которых она имела непосредственное отношение, и дала молчаливое согласие на подсказанное Вашингтоном формулу распада СССР: распад по республикам.

    Под диктовку Запада
    Первым, кто задал тон игнорированию правового подхода, был Вашингтон. Можно даже сказать, что "правовая папка" была активно отвергнута в первую очередь именно Вашингтоном. Уже в 1992 году, сразу после распада СССР, США заявили, что новые независимые государства на постсоветской территории ими будут признаны именно в границах бывших союзных республик. Озабоченная проблемой своей целостности, новая Россия этот жест Запада в свой адрес даже оценила как благожелательный, не заметив, что соглашается на провоцирование масштабного и неконтролируемого ею геополитического процесса.
    Вскоре выяснилось, что формула "распад по республикам" в Закавказье устраивала в первую очередь Запад. Ведь именно сведение на нет российских прав в регионе предоставило "самый законный" и экономный путь для вытеснения России из региона!
    Политизация Карабахской проблемы обернулась трагедией и для народов региона. Она ввергла Закавказье в пучину войны сразу после распада СССР. Для Баку применение принципа территориальной целостности к бывшим союзным республикам стало санкцией для развязывания войны против Нагорного Карабаха. Детальным анализом выяснено и неоднократно обосновано, что этот принцип именно в силу международного права нельзя было применять ни в отношении бывшей АзССР (если бы она даже заявила о законном выходе из СССР) , ни тем более в отношении отказавшейся от ее правопреемства новой Азербайджанской Республики. И это было очевидно уже в 1991 году.
    Тут дело не только в том, что к этому моменту конфликт между Нагорным Карабахом и Азербайджаном уже был "зафиксирован" в государственно-правовых актах, исключающих автоматическое применение принципа территориальной целостности к АР. Имелись более веские международно-правовые основания. Относительно огромных территорий бывшей АзССР (Нахичеван и Нагорный Карабах) существовали международно признанные акты (договоры и приравниваемые к ним соглашения), в обход которым применение принципа территориальной целостности в отношении как АзССР, так и Азербайджанской Республики было противоправно.
    Дополнительные правовые преграды появились осенью 1991 года, когда конституционным актом Баку восстановил государственность так называемой мусаватистской Азербайджанской Республики 1918-1920 годов, в составе которой не было ни Нахичевана, ни Нагорного Карабаха. С точки зрения международного права отсюда следует непреложный вывод: Нагорно-Карабахская Республика в сентябре-декабре 1991 года состоялась и ныне существует на своих, не принадлежащих Азербайджанской Республике территориях.
    Достаточно было в 1991 году крупным державам провозгласить, что Карабахская проблема должна быть решена на основе ПРАВА, чтобы карабахской войны не было. Но Вашингтон, а вслед за ним и Москва приняли позу, будто признанных международно-правовых документов вообще нет. Тем самым они санкционировали войну, которую Баку развязал против легитимно состоявшейся НКР.
    Принцип территориальной целостности был таким образом извращен и из принципа мира превращен в принцип войны и захвата. Фактически именно крупные державы игнорированием ПРАВА спровоцировали карабахскую войну.

    По ту сторону согласия сопредседателей
    О том, что сопредседатели Минской группы - США, Россия и Франция, "работают как слаженная команда", заявлено неоднократно самими главными посредниками. Но достаточно повнимательнее проследить историю Минского процесса, чтобы заметить "мелочи", свидетельствующие, что в Минской группе ОБСЕ - европейской по названию организации - музыку заказывает дядя Сэм. Факты эти общеизвестны.
    Первое. В 1991 году именно от США исходила формула распада СССР по союзным республикам, приведшая к игнорированию ПРАВА в разрешении уже разразившихся споров. В случае Карабаха было отброшено не только право наций на самоопределение, а действующие и международно признанные договора. Теперь, спустя несколько лет, мы видим, что Минская группа как была, так и осталась на заданной Вашингтоном линии.
    Второе. Уже через некоторое время после достижения перемирия именно из США устами Пол Гобла была озвучена идея обмена территориями. Как будто проблема в 1988 году возникла не между НКАО и АзССР, а между АрмССР и АзССР. По этой идее Азербайджан должен получить коридор к Нахичевану, который с точки зрения правовых оснований проблемы (а именно, по действующему Карскому договору) является аннексированной территорией. Корридор к аннексированной территории - тоже идея вашингтонская.
    Далее, именно из США исходит идея увязывания разрешения проблемы с нефтепроводом Баку-Джейхан и других широкоразрекламированных программ процветания региона, хотя абсолютно никакого отношения Карабахская проблема к каспийской нефти и ее транспортировке Нагорный Карабах не имеет. По сути дела это переведенное на вашингтонский язык известное "изречение" Нариманова на пленуме Кавбюро: "Не дадите Карабах - не дадим мазута!".
    Наконец, из Вашингтона исходит псевдоидея о якобы наличии противоречия между принципами территориальной целостности и права на самоопределение.
    Вывод напрашивается один: все представленные до сих пор документы посредников являются модификациями, "дипломатическими трансформациями" исходящих из Вашингтона идей и принципов. И этот факт дает нам право сделать вывод о том, что Россия и Франция всего лишь присутствуют при определении идеологии посредничества и переговорного процесса. Это обстоятельство, несоменно, и есть главный международно-политический подтекст исходящих от ОБСЕ документов.
    Однако напрашивается и второй очень важный вывод: все перечисленные идеи и принципы, заложенные в основу "общего" подхода сопредседателей к проблеме, слишком явно совпадают с интересами Баку и Анкары.
    Чтобы полностью понять весь подтекст представленных сопредседателями документов, надо к тому же учесть, что с точки зрения международного права и международно признанных оснований вот уже десять лет как Карабахского вопроса не существует.
    НКР преобрела независимость в полном соответствии с нормами международного права и законами СССР как распадавшейся страны, и всякое изменение вопреки воле народа НКР легитимно приобретенного ее статуса равноценно возврату к колониализму.
     
  8. Wisso

    Wisso

    Регистрация:
    23 мар 2008
    Сообщения:
    95
    Симпатии:
    0
    "НАС НЕВОЗМОЖНО ЗАПУГАТЬ ВОЕННЫМИ УГРОЗАМИ", - СКАЗАЛ МИНИСТР ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ АРМЕНИИ

    ЕРЕВАН, 19 июля. /Медиамакс/.
    Министр иностранных дел Армении Вардан Осканян заявил , что позиция азербайджанской стороны является единственной причиной отсутствия прогресса на переговорах по мирному урегулированию карабахской проблемы. Комментируя заявления главы МИД Азербайджана о "неконструктивной позиции Армении", Вардан Осканян сказал: "Хотел бы напомнить, что господин Гулиев давал подобные определения и посредникам, заявляя об их проармянской позиции. Давайте посмотрим, что получается - одна из сторон переговоров обвиняет в неконструктивной позиции не только другую сторону, но и посредников, представляющих три из наиболее влиятельных стран мира. Неужели после этого не становится очевидным, какая из сторон действительно выступает с неконструктивных позиций?". Министр напомнил, что в 1998 году Азербайджан отверг предложение сопредседателей Минской группы ОБСЕ с концепцией "Общего государства". По словам Осканяна, это предложение было уникальной попыткой компромисса, сочетающей два основополагающих принципа международного права - территориальную целостность государств и право наций на свободное самоопределение. "Следовательно, мы можем придти к выводу, что Азербайджан не готов решать карабахскую проблему путем компромиссов", - заявил глава внешнеполитического ведомства Армении.

    Вардан Осканян заявил , что Нагорный Карабах никогда не был в составе независимого Азербайджана. Комментируя заявления азербайджанских лиц о нарушении Арменией общепринятых международных норм, Вардан Осканян напомнил, что в Декларации о независимости Азербайджана зафиксировано, что современная Азербайджанская Республика является преемницей мусаватистского Азербайджана 1918-1920 годов, в составе которого Нагорного Карабаха не было. Более того, сказал министр, провозглашение независимости Нагорного Карабаха было осуществлено согласно действующим тогда законам СССР, что полностью соответствовало международным нормам. "Следовательно, Азербайджан не имеет никаких правовых и законных оснований в отношении Нагорного Карабаха, и именно пренебрежение этим является самым большим нарушением международного права и норм. Несмотря на это, Армения согласилась вести переговоры с Азербайджаном и готова искать компромиссы и найти такой вариант решения, который приведет к установлению прочного мира и безопасности в регионе", - сказал Вардан Осканян. .

    Министр иностранных дел Армении Вардан Осканян заявил , что "нас невозможно напугать звучащими в Баку угрозами о возобновлении войны". Министр напомнил, что "сложившееся положение - беженцы, потеря территорий, и все то, на что жалуется сегодня азербайджанская сторона, является следствием воинственной политики Азербайджана 1992-1994 гг. и развязанной им войны". По словам Осканяна, если бы в свое время Азербайджан обсудил посредством мирных переговоров законное право Карабаха на самоопределение, то сегодня ситуация была бы совершенно иной. Избранный Азербайджаном метод решения карабахской проблемы схож с методом, осуществленным в отношении Косово, сказал Вардан Осканян. "Мы думаем, что исправление этой ошибки такими же ошибочными методами обречено на провал. Мы отрицали и продолжаем отрицать применение силы или угрозу ее применения как метод разрешения подобных проблем. Однако хотел бы заверить, что любое военное посягательство получит достойный ответ", - подчеркнул Вардан Осканян .

    "Парижские принципы" или "рамки Парижских договоренностей" по карабахскому урегулированию являются не уловкой армянской стороны, а формулировками, которые использовали и используют посредники, сказал В. Осканян, комментируя слова министра иностранных дел Азербайджана о том, что "Парижские принципы" - это выдумка армянской стороны". Министр сказал, что после консультаций на Мальте 22-23 июня сопредседатели Минской группы ОБСЕ приняли совместное заявление, в котором отмечалось их намерение продолжить работу в рамках договоренностей об урегулировании конфликта, сформировавшихся в ходе встреч в Париже и Ки Весте с участием президентов Алиева и Кочаряна. "По всей видимости, слова господина Гулиева обращены к внутренней аудитории Азербайджана, или министр иностранных дел Азербайджана просто не информирован об имевшем место процессе", - резюмировал Вардан Осканян.
     
  9. lilyo4ek

    lilyo4ek

    Регистрация:
    5 апр 2007
    Сообщения:
    5.034
    Симпатии:
    0
    Wisso

    у нас уже давно другой министр обороны
     
  10. Wisso

    Wisso

    Регистрация:
    23 мар 2008
    Сообщения:
    95
    Симпатии:
    0
    Спасибо я в курсе .
    Это всего лишь последовательный анализ и точка зрения . Я так подумал лишняя информация не помешает .
     

Поделиться этой страницей