Армянское население республик Северного Кавказа

Тема в разделе "Мы- армяне", создана пользователем КАХЕЕЦ, 29 май 2007.

  1. КАХЕЕЦ

    КАХЕЕЦ

    Регистрация:
    26 авг 2006
    Сообщения:
    227
    Симпатии:
    0
    (краткая социально-демографическая характеристика)

    Северный Кавказ является одним из наиболее сложных по этническому составу регионов Российской Федерации. Кроме коренного населения здесь живут представители многочисленных национальностей, для которых данный регион не является этнической родиной и основная область расселения которых находится за его пределами, так называемыми "малые" этнические группы (определение "малые" не всегда соответствует численности, а указывает, как правило, на пришлый характер этого населения).

    К представителям малых этнических групп Северного Кавказа относятся и армяне. Общая численность армянского населения Северного Кавказа на конец 2001 г. насчитывала немногим более 500 тыс. чел., или около 2,9% численности всего населения региона.1 За период, прошедший с момента проведения Всесоюзной переписи населения 1989 года, численность армянского населения Северного Кавказа увеличилась в целом более чем на 40%. При этом отметим, что в указанный период численность армян росла только в "русских" субъектах региона - Краснодарском и Ставропольском краях и Ростовской области (почти на 52%), тогда как в целом в республиках Северного Кавказа имел место и продолжается процесс сокращения численности армянского населения. За период, прошедший с января 1989 г. по конец 2001 г., численность армян в республиках региона уменьшилась почти на 25%. Основная часть армянского населения Северного Кавказа (более 92%) сосредоточена в настоящее время в Краснодарском и Ставропольском краях и Ростовской области (около 3,9% общей численности населения этих субъектов); в республиках региона сегодня проживает порядка 39-40 тыс. армян, что составляет всего 0,7% численности населения этих республик.

    Не останавливаясь подробно на вопросах формирования армянского населения Северного Кавказа, всего лишь отметим, что появление армян в регионе является результатом политических и миграционных процессов, которые происходили в Российской империи и близлежащих к ней государств в течение довольно длительного периода, охватывающего XVIII-начало XX вв. (Появление армян на северо-западе Северного Кавказа и на территории южного Дагестана относится к более раннему периоду и датируется XI-XIII вв.). В конце XIX в. численность армянского населения Северного Кавказа составляла 29,4 тыс. чел., из них в Дагестанской и Терской областях (без учета Пятигорского отдела Терской области, включая, г.Пятигорск, то есть на территории нынешних 5-ти республик региона - Дагестана, Чечне, Ингушетии, Северной Осетии - Алании и Кабардино-Балкарии) проживало 11 тыс. армян, или 37% их общей численности на Северном Кавказе.2 Новая волна миграции армян на Северный Кавказ конце XIX и особенно в начале XX вв., вызванная их геноцидом в Турции, значительно изменила соотношение в численности между восточной и западной группами армянского населения в пользу последней. Наиболее значительные потоки мигрантов-армян были направлены на северо-западные районы Северного Кавказа. Тем не менее, и в Терской области численность армянского населения к началу 1917 г. по сравнению с концом XIX в. увеличилась практически в два раза.3

    Материалы Всесоюзных переписей населения 1926, 1939, 1970, 1979 и 1989 годов регистрируют изменения основных статистических параметров социально-демографической структуры рассматриваемого нами в данной статье армянского населения республик Северного Кавказа - Дагестана, Чечено-Ингушетии (c 1991-1992 гг.- Чечни и Ингушетии), Северной Осетии и Кабардино-Балкарии. Используя метод сравнительного анализа материалов указанных переписей населения, мы имеем возможность рассмотреть сложившиеся к началу 90-х гг. XX в. (времени начала коренных социальных перемен в обществе) наиболее характерные тенденции динамики численности армянского населения интересующих нас республик.

    Период с 1926 по 1989 год характеризуется дальнейшим ростом численности армянского населения указанных республик Северного Кавказа. Но интенсивность этого процесса в различные межпереписные отрезки времени 1926-1989 гг. была далеко не одинакова. Различной была в указанный период и динамика численности армянского населения в отдельно взятых республиках. Так, по результатам Всесоюзной переписи населения 1989 г. общая численность армян в рассматриваемых республиках составляла 38,2 тыс. чел. Что касается отдельных республик, то практически неизменной с 1926 по 1989 год осталась численность армянского населения в Дагестане (соответственно 5,9 и 6,3 тыс. чел.). Самым малочисленным из всех указанных республик продолжало оставаться армянское население в Кабардино-Балкарии: увеличившись по сравнению с 1926 г. в 13 раз, оно в 1989 г. составило 3,5 тыс. чел. В Северной Осетии и Чечено-Ингушетии численность армян за указанный период увеличилась в два раза и составила 28,4 тыс. чел. (74% общей численности армянского населения указанных республик Северного Кавказа). Наибольшие темпы роста численности армянского населения в указанных республиках региона происходили в предвоенные годы и первое послевоенное десятилетие, что объясняется процессом широким строительством промышленных предприятий в довоенный период, а так же восстановлением народного хозяйства после войны и, как следствие, притоком в эти республики специалистов различных национальностей, в том числе и армян. Так, например, в Дагестане из 40 тыс. чел. прибывших в республику с 1933 по 1937 год, 78% составляли русские, украинцы и армяне. И в послевоенные десятилетия армяне были второй по численности после русских группой специалистов, направляемых в северокавказские республики. Так, например, в 1966 г. в Чечено-Ингушетии, Северной Осетии и Кабардино-Балкарии работали соответственно 1250, 867 и 225 специалистов-армян, прибывших в эти республики по направлениям.4 О значительной численности в республиках региона специалистов-армян и их роли в народном хозяйстве этих республик свидетельствуют, в частности, и материалы Всесоюзной переписи населения 1959 года, которые фиксируют, с одной стороны, очень высокий удельный вес армян в численности служащих, а с другой - самый высокий удельный вес служащих в социальной структуре занятого армянского населения республик Северного Кавказа.

    Что касается последующего тридцатилетия (1959-1989 гг.), то для него характерна относительная стабильность численности армян в целом по республикам и каждой в отдельности. Если численность армянского населения в республиках Северного Кавказа с 1926 по 1959 год выросла на 74%, то за последующие тридцатилетие (1959-1989 гг.) она увеличилась только на 15%. В Дагестане же межпереписной период 1970-1989 гг. характеризуется сокращением численности армян на 5%.

    В период с 1926 по 1959 год происходит не только более интенсивный по сравнению с последующим тридцатилетием рост численности армянского населения республик Северного Кавказа, но и отмечается его приток в сельскую местность. Что касается последующего тридцатилетия (1959-1989 гг.), то здесь материалы переписей фиксируют сокращение данного показателя. По результатам Всесоюзной переписи население 1989 г. 94% армянского населения республик Северного Кавказа проживало в городах. Надо сказать, что в целом по Российской Федерации этот показатель был также достаточно высоким: по данным переписи 1989 г. 71% армянского населения РФ проживал в городах и рабочих поселках. По отдельным республикам региона удельный вес городского армянского населения в 1989 г. варьировал от 97% в Чечено-Ингушетии до 85% в Дагестане, тогда как удельный вес городского населения указанных республик варьировал от 35% в Дагестане до 69% в Северной Осетии.

    Основная часть армянского городского населения республик Северного Кавказа является жителями столиц этих республик. По переписи 1989 г. в столицах Чечено-Ингушетии, Северной Осетии и Кабардино-Балкарии проживало соответственно 99, 80 и 56% армянского городского населения, или 97, 77 и 50% численности армян в этих республиках. Некоторое исключение составляло армянское городское население в Дагестане. Здесь оно практически равномерно распределялось по таким городам, как Махачкала, Дербент и Кизляр, где на указанный период проживало соответственно 37, 32 и 28% армянского городского населения, или 38, 27 и 23% всего армянского населения республики. Особенности поселенческой структуры армян Дагестана обусловлены тем, что гг. Дербент и Кизляр, как, впрочем, и г. Моздок в Северной Осетии, уже в конце XVIII в. являлись центрами компактного проживания армян на Северном Кавказе.

    Преобладание в поселенческой структуре армян городского населения в значительной степени обусловило высокий уровень их занятности в общественном производстве республик Северного Кавказа. По переписи 1989 г. удельный вес занятых в общественном производстве у армянского населения Северной Осетии, Чечено-Ингушетии, Дагестане и Кабардино-Балкарии составлял соответственно 51, 50 и 44%, тогда как в целом по отдельным республикам этот показатель варьировал от 48% в Северной Осетии до 40% в Чечено-Ингушетии. Высокий удельный вес занятости армянского населения в общественном производстве был обусловлен не только его поселенческой структурой, но и относительно высоким уровнем трудовой активности населения старше трудоспособного возраста. Так, если в 1989 г. в общественном производстве Северной Осетии и Чечено-Ингушетии было занято соответственно 30 и 26% армянского населения старше трудоспособного возраста, что составляло почти 11% всего занятого армянского населения этих республик, то у титульного населения эти показатели равнялись соответственно 27 и 9% (осетины), 17 и 4% (чеченцы), 29 и 8% (ингуши). К числу причин, определяющих высокий уровень занятости в общественном производстве республик Северного Кавказа армянского населения вообще и лиц старше трудоспособного возраста в частности, следует отнести же ряд факторов, позволяющих и после выхода на пенсию продолжать работу по специальности: во-первых, относительно высокая занятость в сфере бытового обслуживания и, во-вторых, довольно высокий образовательный уровень. Так, например, по данным Всесоюзной переписи населения 1989 г., на 1000 армян, занятых в общественном производстве Северной Осетии, приходилось 481 чел. с высшим, неполным высшим и средним специальным образованием (в целом по республике этот показатель составлял 453 чел.). У армянского населения Чечено-Ингушетии этот показатель был еще более высоким и составлял 519 чел. (в целом по республике - 420).

    Высокий образовательный уровень и характер поселенческой структуры обусловили особенности социальной структуры занятого армянского населения республик Северного Кавказа, наиболее характерными чертами, которой до начала 90-х годов XX в. были: во-первых, крайне незначительный удельный вес колхозников и, во-вторых, довольно высокий удельный вес служащих. Относительно высоким в социальной структуре занятого армянского населения продолжал оставаться и удельный вес рабочих.

    Материалы Всесоюзных переписей населения позволяют проследить ряд особенностей этноязыковой ситуации, характерной для армянского населения рассматриваемых нами республик Северного Кавказа. Так, в ходе переписи населения 1989 года, родным языком назвали язык своей национальности 81% армян в Дагестане, 73% - Северной Осетии и Чечено-Ингушетии и 71% - в Кабардино-Балкарии. Достаточно высоким являлся данный показатель и в целом по Российской Федерации - 68%. Удельный вес армян с родным языком русским среди городского населения был несколько выше, чем среди сельского населения. Вопреки традиционным представлениям, среди женщин данный показатель был так же несколько выше, чем среди мужчин. Скорее всего, можно предположить, что женщины-армянки, выйдя замуж за представителей других национальностей и общаясь в семье на русском или каком-либо другом языке, со временем признавали его родным. Интересно отметить, что, по данным указанной переписи населения, соответственно 0,4, 0,3 и 0,2% армянского населения Северной Осетии, Дагестана и Кабардино-Балкарии в качестве родного языка назвали языки населения титульных национальностей указанных республик.

    Материалы Всесоюзных переписей населения и проведенные нами социологические опросы армянского населения республик Северного Кавказа свидетельствуют, что для армян характерна относительно высокая степень осознания в качестве родного языка своей национальности. Необходимо, однако, отметить, что высокий удельный вес лиц, сознающих в качестве родного язык своей национальности, сам по себе еще не может свидетельствовать о владении языком в такой степени, когда его действительно можно считать родным. Так, по результатам этносоциологического исследования, проведенного Центром социальных и гуманитарных исследований Владикавказского института управления в конце 2001 г. среди армянского населения Северной Осетии, родным языком назвали язык своей национальности около 61% опрошенных. При этом на вопрос анкеты: "Насколько свободно, по Вашему мнению, Вы владеете армянским языком?" только немногим более 20% респондентов, указавших родным языком армянский, ответили: "свободно говорю, читаю и пишу"; 33% опрошенных, указавших родным языком армянский, ответили, что владеют только разговорным языком ("свободно говорю, но не читаю и не пишу"), 35% - "понимаю и могу объясниться", около 12% - "понимаю, но не говорю".

    35% опрошенного армянского населения указали родным языком русский (по Всесоюзной переписи населения 1989 года этот показатель составлял немногим более 26%), при этом 3,4% из них отметили, что они свободно владеют языком своей национальности (по переписи населения 1989 г. - 2,3%).

    Результаты указанного этносоциологического исследования свидетельствуют о значительном сокращении удельного веса армян, указавших родным языком армянский язык - с 73% по переписи населения 1989 г. до 61% в конце 2001 г. Этот факт объясняется, с одной стороны, естественным сокращением доли армянского населения старших возрастных групп, указавшего при переписи населения 1989 г. родным язык своей национальности), с другой - вполне вероятным при проведении переписи населения 1989 г. механическим отождествлением родного языка с национальной принадлежностью, тогда как методика проведенного нами этносоциологического опроса предполагала более точные ответы на поставленные опросы.

    Независимо от того, какой язык признается в качестве родного, для армянского населения рассматриваемых нами республик Северного Кавказа характерно двуязычие, что вполне естественно в условиях полиэтничной среды, так как обусловлено практической необходимостью. Например, до революции для армян, как, впрочем, и для других национальностей, проживавших в восточной части Северного Кавказа, функцию языка межнационального общения выполняли ногайский и кумыкские языки.

    Таким образом, к концу 80-х годов XX в. социальный портрет армянского населения республик Северного Кавказа, составленный на материалах статистики, выглядел в самых общих чертах следующим образом: армяне - высокоурбанизированный этнос, представленный преимущественно жителями столиц, с высокими уровнями образования и занятности в общественном производстве; для них характерна высокая степень этнической самоидентификации, одним из проявлений которой является отношение к родному языку. Что касается динамики численности армянского населения в республиках региона, то очевидно, что, имевший место в течение всего указанного периода (1926-1989 гг.) рост его численности в последние три десятилетия (1959-1989 гг.) носил менее интенсивный характер. К числу факторов, стабилизирующих численность армянского населения республик Северного Кавказа к концу 80-х годов XX в., следует отнести, прежде всего, миграционные процессы, проследить динамику которых за отсутствием полных статистических данных достаточно сложно. Анализ миграционных процессов в Армении свидетельствует, что именно период 60-х-80-х годов характеризовался постоянным и более или менее равномерным притоком армянского населения в республику. В 1989 г. доля проживавшего в своей республике армянского населения увеличилась по сравнению с 1959 г. почти на 11% и составила 67%. Таким образом, с середины 60-х и до середины 80-х годов шел процесс хотя и не столь значительного, но все же стягивание армянского этноса в свою республику и, следовательно, имел место его отток из ряда регионов России, в том числе и из республик Северного Кавказа. Можно предположить, что миграционный отток армянского населения указанных республик был обусловлен причинами как социально-экономического, так и этнического характера. С одной стороны, миграционный отток армянского населения из республик Северного Кавказа в другие регионы Российской Федерации и Армению был обусловлен начавшимися в регионе этноцентристскими процессами со всеми вытекающими из них негативными явлениями, с другой - более высоким уровнем жизни как в Армении, так и в ряде других регионов РФ, в частности в Краснодарском и Ставропольском краях, куда был направлен основной миграционный отток населения из республик Северного Кавказа.

    В условиях кардинальных социально-экономических преобразований, происшедших в стране на рубеже 80-90-х годов XX в., а также значительного осложнения этнополитической ситуации на Северном Кавказе, рассмотренная выше социально-демографическая характеристика армянского населения региона, будучи ограниченной материалами последней Всесоюзной переписи населения 1989 года, была бы недостаточно полной без краткого анализа ее современного состояния.

    Прежде всего, необходимо отметить, что разрушительное землетрясение в Армении, трагические события в Баку и Сумгаите, межэтнический конфликт в Нагорном Карабахе, переросший в открытые военные действия, и экономическая блокада Армении в начале 90-х гг. XX в. существенным образом изменили направление миграции армян. Абсолютно очевидно, что конец XX в., так же как и его начало, характеризуется новой волной миграции армян на Северный Кавказ. Так, только за период 1990-1992 гг. сальдо миграционного обмена России с Азербайджаном и Арменией составило 115 тыс. чел. (соответственно 103 тыс. и 12 тыс. чел.).5 Большую часть миграционного оттока населения из указанных государств составили армяне. Миграционный отток армянского населения (и не только его) из государств Южного Кавказа продолжается и по сей день. При этом основная часть мигрантов-армян оседает, как правило, в крупных городах России и на Северном Кавказе, главным образом в его "русских" субъектах - Краснодарском и Ставропольском краях и Ростовской области. Что касается интересующих нас республик региона, то общая численность в них армянского населения за период с момента последней Всесоюзной переписи населения 1989 г. по конец 2001 г. значительно сократилась - на 36% (с 38,2 тыс. до 24,3 тыс. чел.). Произошло это, прежде всего, вследствие массовой миграции армянского населения из Чечни. Сегодня армянское население в Чечне практически отсутствует. Не приходится говорить о какой-либо значительной численности армян и в Ингушетии, учитывая, что 97% всего армянского населения бывшей Чечено-Ингушской республики проживало в ее столице г.Грозном. Сократилась за указанный период численность армянского населения и в Дагестане - на 15%. В то же время соответственно на 22 и 7% увеличилась численность армянского населения в Кабардино-Балкарии и Северной Осетии-Алании. На конец 2001 г. численность армянского населения в указанных республиках и Дагестане насчитывала соответственно 4,3 тыс., 14,6 тыс. и 5,4 тыс. чел.

    Сокращение численности армян в Дагестане происходило в указанный период как за счет их миграционного оттока из республики, так и за счет минусового показателя естественного прироста населения; на долю миграционного оттока пришлось более 77% сокращения численности армянского населения Дагестана. Рост численности армянского населения в Кабардино-Балкарии и Северной Осетии произошел в указанный период только за счет миграционного прироста, который составил соответственно 0,9 тыс. и 1,2 тыс. чел. (естественный прирост армян в обеих республиках имел минусовой показатель). Поскольку практически у всех остальных нетитульных национальностей Кабардино-Балкарии и Северной Осетии-Алании сальдо миграции имеет минусовой показатель, миграционный приток армянского населения в эти республики объясняется, по всей видимости, не столько относительно благополучной на данный момент этнополитической ситуацией в этих республиках, сколько вынужденной миграцией армян из государств Южного Кавказа в относительно близкие по природно-климатическим условиям регионы Северного Кавказа.

    Таким образом, на сегодня самой многочисленной армянской диаспорой в нтересующих нас республиках Северного Кавказа является армянская диаспора Северной Осетии-Алании: на конец 2001 г. ее численность, как уже было отмечено выше, составляла 14,6 тыс. чел.

    Результаты упомянутого выше этносоциологического исследования позволяют проследить, как армянское население Северной Осетии-Алании оценивает этнополитическую ситуацию в республике в целом и свое собственное положение в условиях иноэтнического окружения в частности. Результаты опроса свидетельствуют, что при относительно спокойной в Северной Осетии этнополитической ситуации, такого мнения при оценке состояния межнациональных отношений в республике придерживается только 31% опрошенного армянского населения. Удельный вес респондентов, оценивших состояние межнациональных отношений как "напряженные", составил 53%; 11% респондентов считают состояние межнациональных отношений в республике "критическими, взрывоопасными". Сравнение полученных результатов с данными опроса по аналогичной проблематике, проведенного Центром социологических исследований Северо-Осетинского института гуманитарных и социальных исследований в 1994 г., свидетельствует о росте удельного веса респондентов-армян, испытывающих состояние дискомфорта.

    Немногим более половины опрошенного в конце 2001 г. армянского населения (55%) считают, что проблемы межнациональных отношений в Северной Осетии возникли в последние 10-12 лет, увязывая возникшие сложности как с началом социально-политических перемен в республиках бывшего СССР, так и непосредственно с осетино-ингушским вооруженным конфликтом осени 1992 г., а также первой и второй "чеченскими" войнами. Обращает на себя внимание заметный рост удельного веса респондентов, считающих, что в той или иной степени межнациональная напряженность в республике существовала всегда. Если по результатам опроса 1994 г. данного мнения придерживалось только 10% опрошенного армянского населения, то по данным опроса 2001 г. - уже 27%.

    По мнению опрошенного армянского населения, причины межнациональных конфликтов по степени своей значимости распределяются следующим образом:

    "слабость государственной власти" (49%),
    "низкий уровень общей культуры" (48%),
    "территориальные споры" (46%),
    "экономические трудности" (42%).
    Сравнивая результаты указанных опросов, отметим, что "территориальные споры" в качестве причины межнациональных конфликтов переместились по степени значимости на третью позицию, уступив место такой причине, как "слабость государственной власти", что, по всей видимости, далеко не случайно. Определение респондентами по результатам предыдущего опроса территориальных споров в качестве наиболее значимой причины межнациональных конфликтов вполне объяснимо близостью по времени событий, связанных с осетино-ингушским конфликтом и, соответственно, с преобладанием в общественном сознании эмоциональных оценок недавних событий. К концу 2001 г., по истечении уже достаточного промежутка времени, оценивая минувшие события более рационально, опрошенное армянское население в качестве первопричины напряженных межэтнических отношений в Северной Осетии - Алании называет слабость государственной власти, ее неспособность к эффективному разрешению целого ряда вопросов, в том числе и территориальных споров. Соответственно и ответственность за обострение межнациональных отношений опрошенное население возлагает, прежде всего, на властные структуры:

    на руководство СССР 80-х гг. (41%),
    нынешнее руководство РФ (38%),
    на лидеров национальных движений (27%),
    на руководство республик РФ (25%).
    Оценивая свое положение в условиях иноэтнического окружения, 52% опрошенного в 2001 г. армянского населения отметили, что, по их мнению, представители не всех национальностей имеют в Северной Осетии-Алании равные права. Удельный вес респондентов, имеющих прямо противоположное мнение, составил 41%. Если по результатам опроса 1994 г. удельный вес опрошенного армянского населения, никогда не сталкивавшегося с ущемлением своих прав на почве национальной принадлежности, составлял 53%, а удельный вес так или иначе сталкивавшихся с проявлениями национализма - 40%, то по результатам опроса 2001 г. данные показатели составили соответственно 47 и 45%. Отвечая на вопрос анкеты: "При каких именно обстоятельствах Вы сталкивались с ущемлением своих прав из-за национальной принадлежности?", опрашиваемые наиболее часто отмечали такие варианты ответов как:

    "при продвижении по службе" (38%),
    "на бытовом уровне" (34%),
    "внешних признаков нет, но чувствую негативное отношение" (24%),
    при поступлении в высшие учебные заведения (20%).
    44% опрошенного в конце 2001 г. армянского населения Северной Осетии - Алании не удовлетворены представительством своего народа во властных структурах республики. Несколько лучше, по мнению респондентов, обстоит в республике дело с удовлетворением национально-культурных потребностей армянского населения. Деятельностью армянских национально-культурных обществ и руководства Северной Осетии-Алании в этом направлении. "удовлетворены полностью" 11% опрошенных, "удовлетворены частично" - 51% Указанная оценка в значительной степени обусловлена наличием в республике армянских национально-культурных обществ "Эребуни" (г. Владикавказ) и "Арарат" (г. Моздок), роль которых в жизни армянской общины Северной Осетии оценивают положительно 64% респондентов.

    Особый интерес представляет сравнение результатов указанных опросов, позволяющих проследить изменение миграционных намерений респондентов. Если по результатам социологического опроса 1994 г. желание уехать из Северной Осетии высказали только 10% опрошенного армянского населения (не собирались уезжать из республики 82% респондентов), то по результатам социологического опроса 2001 г. удельный вес желающих уехать из республики составил уже почти 30% (не имели намерений уезжать из Северной Осетии-Алании 59% респондентов; немногим более 11% опрошенных однозначно ответить на указанный вопрос затруднились). Обращают на себя внимание и изменения в выборе респондентами регионов предполагаемого отъезда. В 1994 г. 75% из числа предполагаемых мигрантов собирались изменить место жительство в пределах РФ, причем половина из них намеревалась выехать в Ставропольский и Краснодарский края; удельный вес высказавших намерение выехать на историческую родину был сравнительно невелик и составлял 12%. По результатам опроса 2001 г. желание изменить место жительства в пределах РФ высказало уже только 26% опрошенных. Практически столько же опрошенных (29%) не смогли на момент опроса определиться с выбором региона предполагаемого отъезда. Удельный вес же респондентов, высказавших намерение выехать на постоянное место жительства в Армению, значительно увеличился и составил 28%. Трудно сказать, насколько данное желание будет реализовано на практике. Скорее всего, для большинства высказавших это намерение оно так и останется на уровне нереализованного в связи с целым рядом факторов как объективного, так и субъективного характера. Однако, нельзя не отметить, что само по себе указанное намерение свидетельствует о неудовлетворенности определенной частью армянского населения Северной Осетии-Алании своим социальным статусом и экономическим положением. Не случайно, отвечая на вопрос анкеты 2001 г.: "По какой причине Вы собираетесь уезжать из республики?", 14% опрошенных ответили, что "хотели бы жить среди людей своей национальности". Среди других причин отъезда назывались "сложная этнополитическая обстановка" (30%) и "по семейным обстоятельствам" (30%).

    К сожалению, отсутствие статистических материалов не позво-ляет проследить динамику социальной структуры армянского населения рассматриваемых нами республик Северного Кавказа на рубеже XX-XXI в. Можно всего лишь предположить, что эти изменения, обусловленные кардинальными социально-экономическими преобразованиями в целом по стране и сложными этнополитическими процессами непосредственно в республиках региона, имеют весьма существенный характер. И, хотя, данные социологических исследований позволяют обозначить некоторые факторы и особенности этих изменений, более научный и конкретный анализ социальной и поселенческой и структуры и образовательного уровня, а также других характеристик армянского населения республик Северного Кавказа, как и всего населения РФ в целом, возможен только на основании предстоящей в октябре текущего года Всероссийской переписи населения.

    ПРИМЕЧАНИЯ:

    1. Количественные показатели, источники которых не оговорены особо, рассчитаны автором по данным государственной статистики, как опубликованным, так и хранящимся в текущих архивах государственных комитетов по статистике республик Северного Кавказа.

    2.Рассчитано: Волкова Н.Г. О расселении армян на Северном Кавказе до начала XX в. // Историко-филологический журнал. Ереван. 1966. №3. С.266.

    3. Там же. С.267.

    4. См.: Аствацатуров А.А. Из опыта партийного руководства национальным содружеством трудящихся в автономных республиках Северного Кавказа. Орджоникидзе. 1976. С.56.

    5. См.: Переведенцев В.И. Миграция населения в СНГ- опыт прогноза // Полис. 1993. №2. С.77.
     
  2. КАХЕЕЦ

    КАХЕЕЦ

    Регистрация:
    26 авг 2006
    Сообщения:
    227
    Симпатии:
    0
    И еще!
    Самоназвание армян «гай». Армянский язык представляет отдельную ветвь индоевропейской языковой семьи и имеет собственную писменность, созданную в начале V в. монахом Месропом Маштоцем на основе форм североарамейского письма. Культурный подвиг Маштоца сделал армянскую письменность наиболее древней у народов Кавказа. Прародиной армян является Армянское нагорье с Араратской долиной. Общая численность армян в мире около 8 млн. человек, в Армении – около 2 млн. 800 тысяч человек. Таким образом, большая часть армянского народа живет за пределами своей исторической родины и рассеяна в виде диаспор по многим странам мира. На Северном Кавказе армянская диаспора насчитывает более 600 тыс. человек, являясь наиболее крупной.

    Армянские поселения на севере Кавказа достоверно появляются в XVIII в. по мере продвижения России на Кавказ и роста городов как торгово-экономических центров. После основания в 1736 г. крепости Кизляр и формирования города Кизляр армяне в нем становятся преобладающим населением. То же самое происходит с Моздоком, основанным в 1762 г. В 1749 г. возникает город Ростов-на-Дону, и в 1778 г. переселившиеся из Крыма армяне населяют пригород Ростова Нахичевань.

    В самом конце XVIII в. армяне основывают город Святой Крест на р. Куме — современный Буденновск, в 1839 г. на Кубани возникает армянский аул Армавир, первыми жителями которого были так называемые черкесо-гаи (армяне, поселившиеся сначала на землях черкесов и очеркееившиеся ). С 60 — 70-х годов XIX в. началось массовое движение армян на Черноморское побережье и на Кубань. Новая волна армянских мигрантов на Северо-Западный Кавказ устремилась после турецкого геноцида 1915 г., только в Майкопском отделе возникло около 70 армянских населенных пунктов.На этой этнической основе в 1926 г. в составе Майкопского округа был выделен Армянский район. Другой национальный армянский район был тогда же создан на Дону с центром в Нахичевани.

    Говоря о менталитете армян Северного Кавказа, Н.А. Аветисян и Б.Т. Ованесов подчеркивают, что «в национальном самосознании армян Россия выступает как самообразующая ценность их национального менталитета. Для них Россия — это духовно-культурное пространство во всех исторических проявлениях — в литературе, языке, архитектуре, в быту, обрядах». К этому надо добавить принадлежность русских и армян к христианству и факт их единоверия как сближающего начала.

    Национальный менталитет армянской диаспоры тяготеет к занятиям предпринимательством, торговлей и ремеслом, военной и государственной службе. Другой важной чертой армянского менталитета можно считать способность адаптации к изменившимся жизненным условиям, что очевидно восходит к традиционной практике массовых миграций армян на территории других этносов. Последним подобным фактом является поток армянских мигрантов на Северный Кавказ в ходе армяно-азербайджанской войны за Нагорный Карабах.
     
  3. Anilin

    Anilin

    Регистрация:
    17 апр 2007
    Сообщения:
    276
    Симпатии:
    0
    Род занятий:
    student
    kak mne stolko prochitat?
     
  4. sirunangel

    sirunangel

    Регистрация:
    30 окт 2009
    Сообщения:
    35
    Симпатии:
    0
    даааа мы везде :) :) :) :) :) :) :)
     

Поделиться этой страницей